Соловей – разбойник

СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК — образное мифологическое воплощение злой, разрушительной силы Позвизда  — ветра старшего среди всех ветров. Своего рода демон разрушительной бури, свиста и воя урагана. Считалось, что свист вызывает ветер, поднимает бурю.

Соловей – разбойник

 

Сидит Соловей-разбойник в гнезде на двенадцати дубах. Преграждает он дорогу и пешим, и конным. Страшным свистом своим убивает все живое, разрушает построенное, леса валит.

Засвистел он во весь соловьиный свист,

Заревел во всю мочь,

Зашипел во весь змеиный шип.

Что тут сделалось!

Маковки на теремах покривились,

Крылечки от стен отвалились,

Стекла в горницах полопались,

Разбежались кони из конюшен,

Все богатыри на землю упали,

На четвереньках по двору расползлись.

Из былины

posvisd

Соловей-Разбойник или Соловей Ахматович (Одихмантьевич, Рахматович) — птица рахманная, представляет собой, по определению академика Ягича, сложный образ, в котором есть черты птицы и человека, чудовищного богатыря. Соловей-Разбойник залег дорогу в Киев, по которой едет Илья Муромец; он тридцать лет никого не пропускает, оглушая своим свистом и ревом; его гнездо на семи дубах, но есть у него и терем; у Соловья-Разбойника есть сыновья (Позвизд) и дочь богатырша — «Перевозница». Илья привозит Соловья-Разбойника в Киев и за его коварство убивает его или подвергает иной казни. В одном случае Соловей-Разбойник является помощником Ильи в бою, и его образ сливается с представлением о Соловье Будимировиче.
Академик Ватрослав Ягич пытался объяснить происхождение Соловья из легенд о Соломоне, но, как доказал профессор Всеволод Федорович Миллер, для такого объяснения нет достаточных данных, а самое производство имени Соловей от Соломона, при чем впоследствии явилось представление о птице, оказывается крайне натянутым. В свою очередь, исходя из своей восточной гипотезы, русский фольклорист, этнограф и археолог, академик Всеволод Федорович Миллер сближает Соловья с иранской птицей Симургом, с богатырями Ауладом, Кергсаром, белым дивом, а в сказке об Еруслане Лазаревиче находит параллель к Соловью в образе Ивашки-сторожа.

Читать также  Снегурочка

Подобное же предположение высказывал раньше Владимир Васильевич Стасов. Профессор Халанский, сближая соответственную былину об Илье Муромце с германскими сказаниями о Тетлейфе, видит в Соловье-Разбойнике отражение образа Зигурда. Историческую основу для представления о разбойнике русский филолог и искусствовед, академик Федор Иванович Буслаев указывал в летописном сказании о разбойнике Могуте. Вообще литературная история типа Позвизда или Соловья-Разбойника до сих пор не вполне выяснена, так как во всех приведенных построениях, рядом с ценными указаниями, заключается немало произвола.



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-4932468968609758"
data-ad-slot="2423584382"
data-ad-format="auto">

Вам также может понравиться...